17 сентября 2015

Список зрелых психзащит

Я нашла очень интересную информацию в книге Ричарда О’Коннора «Депрессия отменяется», и хочу поделиться ею с вами. Это развернутый список зрелых психзащит. Итак, вот фрагмент из книги:

«Этим незрелым защитным реакциям есть альтернатива  — способы защитить себя от осознания неудобного конфликта, намного меньше искажающие реальность. Если мы в состоянии воспринимать реальность корректно, наши действия с большей вероятностью возымеют желанный эффект. Превосходный обзор и руководство к пониманию защитных реакций — книга Джорджа Вэйланта The Wisdom of the Ego. В ней он перечисляет пять зрелых защитных реакций. 


1. Альтруизм позволяет видеть, что у других есть те же потребности, что и у меня, и чувствовать себя лучше, заботясь о них. Параноик смотрит на особняки богачей и считает себя обманутым. Альтруист заботится о бедных и считает себя благословленным. Кроме того, поступая таким образом, он открывает себя для любви и уважения других людей. 


2. Сублимация позволяет выразить неконтролируемые чувства прямо, но социально приемлемым способом. Сублимация — это защитный механизм поэтов, писателей, драматургов. Когда Юджин О’Нил «переносит» свою измученную семью на сцену, он превращает внутренние переживания в высокое искусство. Когда я прихожу домой с собрания, которое меня довело, и смотрю «Терминатора», косвенно сублимирую ярость, наблюдая, как ее отыгрывает кто-то другой.


3. Супрессия — сознательное решение отложить действие. Это осознание конфликта — неприемлемого желания или изменения в нашем мире, которое мы неизбежно должны сделать, — и решение не предпринимать никаких действий, на время оставить ситуацию в покое. Мы можем сознательно решить, что правильнее подождать, или можем просто чувствовать смущение и неуверенность. Но если решаем перенести сохранившееся осознание конфликта — возможно, выигрывая некоторое время благодаря интимным беседам о нем, мечтам, давая выход тревоге, — мы применяем супрессию, и это обычно приводит к лучшим решениям. 


4. Предчувствие означает, что мы справляемся с тревогой в отношении конфликта заранее, понемногу. Это как прививка от будущего стресса. Как и при супрессии, конфликт здесь осознанный, но мы занимаемся им по каплям, а не ведрами. Вэйлант приводит в пример Чака Йегера и других «правильных» летчиков-испытателей: «Недооценить опасность смертельно. Преувеличить — ограничить способности. Поэтому они беспокоились заранее, составляли списки, тренировались, а затем, оценив, что подготовились так хорошо, как только можно, расслаблялись. Легко сказать, трудно сделать» 


5. Юмору сложнее всего дать определение. В момент конфликта, дилеммы, когда мы оказались между скалой желаний и камнями реальности, зрелый юмор заставляет сделать шаг назад и посмотреть на абсурдность ситуации. Он не выталкивает конфликт и даже тревогу из нашего сознания, а снимает остроту, убирает часть их энергии, показывает, что мы можем получать удовольствие, даже если все идет не так. Депрессивные люди очень склонны к черному юмору, и большинство лучших комиков на самом деле находятся в состоянии депрессии. Учиться смеяться над абсурдностью жизни намного лучше, чем сражаться с ветряными мельницами, а если мы дадим другим посмеяться над шуткой, наши связи с ними укрепятся». 


Вот такой вот список. Что вы о нем думаете?

22 июня 2015

«С Богом все в порядке — чините приемник!»

Трудно говорить о нуминозном, не привлекая Бога. (.-:

Хотя — а почему бы этого не делать? Мне так удобнее, и не важно, верю ли я в существование высшей разумной доброжелательно настроенной силы или просто обозначаю таким образом предполагаемый объект моих нуминозных переживаний.

Я пишу эту статью, потому что ко мне часто обращаются люди, испытывающие что-то вроде кризиса мотивации: когда либо вдохновение есть, и его много, либо вдруг оно куда-то уходит, и случается «отходняк». И в этот момент (или когда человек вдруг замечает такую раскачку) в голову этого самого человека начинают заходить примерно следующие мысли:


— а тем ли делом я занимаюсь (может, мне нужно заняться чем-то, от чего будет перманентный «вштыр» безо всяких «отходняков»);
— а что является моим божественным/кармическим предназначением на этой земле, и как бы это предназначение вообще угадать;
— и вообще, куда делся Бог и как мне его найти?

Это все важные и полезные вопросы, но я в своей практике сталкиваюсь с тем, что я могу выразить следующей фразой:

«С Богом все в порядке — чините приемник!»


Я имею в виду вот что.

Я вполне верю в существование святых людей, которые не теряют контакта с божественным перед лицом голода, физических лишений и даже смерти. Великомученников, например, подвергали ужасным пыткам, но они все равно сохраняли связь с Богом и со своей миссией. Продолжали принимать жизнь как есть, чувствовать себя живыми и пр.

Но большинство людей, ребят, не является святыми ну никак. И у большинства людей контакт с нуминозным (ощущение высшего смысла) теряется от таких вещей как переутомление, болезни, неприятности дома и на работе и т. д.

Если человека «вштырило» на какую-то деятельность, то после определенных затрат жизненных сил может наступить «откат», это естественно. Это не потому что Бог куда-то делся или передумал, что человеку стоит заниматься в жизни именно этим, это просто элементарное переутомление.

И в этом состоянии обычно не помогают ни проповеди, ни мотивирующие картинки с Фейсбука, даже с портретом Далай-Ламы. Не помогает 100500 семинаров и тренингов, особенно на последние деньги и силы, хотя по крохам можно и там собрать нужную информацию. Не помогают различные «духовные» пирамиды, секты и прочие Сборища Правильного Пути.

А помогает, простите, схема от невролога, включающая витамины, микроэлементы и часто ноотропы, более-менее сбалансированное питание, много воды, хороший сон и умеренные физические нагрузки (не тренировки, а сначала до лавочки под окном дойти, через пару дней — до ближайшего парка добраться и там посидеть, еще через пару дней, может быть, пол в доме помыть, — такого плана нагрузки, ага).

Так вот, через некоторое время вдруг выясняется, что ни Бог, ни всякие чудеса по жизни, ни переживания чего-то высшего никуда не делись. Просто то, чем мы могли бы это воспринимать, находилось не в том физиологическом состоянии, чтобы это делать.

Теперь что касается «вштыров» и «откатов». Ребят, тут тоже все просто. По принципу «любишь кататься — люби и саночки возить». Кататься любите? Заехали? Вывозите саночки. Снова заехали? Снова вывозите саночки. Очень скоро вы будете знать территорию как свои пять пальцев и перестанете заезжать во всякие труднодоступные места. А может быть, придумаете какой-то другой способ езды. Но не все сразу. И не переживайте сильно, а то на обвинении и пристыжении себя можно еще дальше заехать, а это ни к чему.

Ну и последнее: если вы вдруг нашли себя в ситуации, где Бог куда-то делся лично от вас и не отвечает на звонки и эсэмэски, «чините приемник» и не стройте из себя святого. С Богом все в порядке.

7 июня 2015

Все мы менеджеры

Наконец-то у меня выдалось время почитать давно уже купленную книгу Уильяма Детмера «Теория ограничений Голдратта». К слову, она прекрасно написана, рекомендую.

Здесь я просто хочу привести цитату из этой книжки, потому что мне часто приходится иметь дело с вопросом «Зачем мне все это, ведь я не менеджер?»

Вот что говорит Уильям Детмер по этому поводу:

«Но дело в том, что все мы менеджеры. В разных областях, на разных уровнях, но каждый из нас чем-то управляет. Руководите ли вы большой корпорацией, отделом, маленькой командой — вы менеджер. Даже если к вам не относится все вышеперечисленное, вы принимаете решения, касающиеся вас и вашей семьи, может быть, даже продуманно управляете своей карьерой и домашним хозяйством, хотя результаты вас не всегда радуют.

Многие из нас исполняют несколько управленческих ролей. Как правило, вся разница — в сфере влияния и уровне контроля. Вы как минимум контролируете (или не контролируете) свои действия, время и деньги. Например, хозяйка руководит семейным торжеством, юрист — ведением дел и тяжбами, студент решает, как и когда готовиться к зачету».

31 мая 2015

Не могу найти «дело жизни»: что со мной не так?

Написала небольшую статью, имеющую отношение к обсуждениям на нашем онлайн-курсе «Акуна матата». Думаю, многим может пригодиться.

Я в некотором изумлении от того, как часто этот запрос, оказывается, встречается. В частности, на нашем курсе «Акуна Матата». Так что давайте я «в формате лекции» объясню ряд вещей.

 1. Про требования, навязываемые социумом.
Вам уже 15-25-35-45, а вы все еще «себя не нашли»? «Грызете» себя за то, что вы — «обычный человек»? Успокойтесь: вами манипулируют.
Во-первых, потому что «найти себя» и «найти дело жизни» — это разные вещи.
Во-вторых, потому что чем сложнее устроен человек, тем сложнее и неординарнее будет та область, которую он в итоге выберет в качестве «дела жизни». Может быть, ее и нет вовсе в списке профессий. Часто такое «дело жизни» приходится изобретать, создавать «с нуля», объяснять людям, что это вообще и зачем это нужно, искать возможности реализации, и это дело не одного года.
В-третьих, потому что мало кто понимает механизмы психики, позволяющие найти то самое дело, дающее ощущение осмысленности жизни и глубокого морального удовлетворения (а лучше еще и материальную обеспеченность). А вот продать под этой эгидой что-нибудь, начиная от недогурковых тренингов и заканчивая алкоголем, готовы многие.

Так что давайте разбираться, что к чему. Потому что у меня для вас хорошая новость.

2. И это новость про наличие такого жизненно важного органа как головной мозг, вернее, развитость его высших отделов и способность выполнять соответствующие функции.
Если вы всерьез задумываетесь о «деле жизни» и чувствуете, что вам не хватает самореализации (для себя чувствуете, а не в формате «ах, боже мой, что будет говорить княгиня Марья Алексевна»), поздравляю: вы добрались до вершины пищевой пирамиды. Вернее, пирамиды Маслоу. Все, «обычным человеком» вам уже точно не быть. Можно «выдыхать» на эту тему.
Мозг — штука очень полезная в хозяйстве, им много чего можно сделать. Уже сейчас, читая эту статью, вы занимаетесь ничем иным как самореализацией. Вы собираете информацию о том, как же это все-таки делается. Для того, чтобы почувствовать себя реализовавшимся, вам, вероятно, предстоит еще много всего сделать, а еще вы наверняка уже сделали много в этом направлении, но мне важно подчеркнуть здесь тот факт, что вы УЖЕ делаете это.
И рано или поздно, у вас получится. Обязательно.

А теперь — немного о грустном.

3. Про издержки воспитания.
Для того, чтобы найти «дело жизни» (и еще для многих других вещей) часто бывают нужны определенные навыки, формирующиеся в детстве. Но если ваши родители не были идеальными воспитателями и/или в семье происходили всякие нехорошие события (не обязательно кто-то в них должен быть виноват, они могли быть и социально-экономической ситуацией в стране вызваны), эти навыки могли не сформироваться в той степени, в которой они вам нужны сейчас, в вашей взрослой жизни.
Если все так, никакие увещевания супер-мотивирующих коучей вам не помогут. Вам помогут очень маленькие шаги в тех областях, которые оказались «провальными». И сообщество людей, которые хоть насколько-то понимают важность того, что вы делаете этими «маленькими шагами». Иногда один знающий психотерапевт или консультант уже решает большую часть задачи (а еще он знает, что именно, в каких направлениях и в какой «дозировке» нужно делать, может подобрать упражнения и проследить за техникой безопасности со своей стороны), но чем больше будет поддерживающий круг — тем лучше. Единомышленников можно встретить и на курсах и тренингах, и на тематических интернет-ресурсах, и еще много где, так что поищите.
И еще поможет опора на то, что вы уже умеете, ведь у каждого есть как слабые, так и сильные стороны.
Ну и конечно, не забывайте о такой опоре как головной мозг. Потому что многие вещи вы можете придумать, как сделать, даже если у вас нет готовых отработанных технологий или если ваши решения настолько нестандартны, что окружающие их не одобряют.

Вот и все, что я хочу сказать об этом на сегодняшний момент.
У нас «за кадром» осталось много важных вещей, таких как «в какую конкретно сторону имеет смысл «шагать» сначала, а в какую — чуть погодя» или «как включить мозг, если он отказывается работать», но об этом потом, когда у меня руки дойдут. Или на курсе, или в индивидуальном порядке.

А пока — удачи вам в выкристаллизовывании образа своего «дела жизни»! Не переживайте по пустяками, думайте своей головой, делайте «маленькие шаги» в тех областях, которые даются с трудом, и у вас все получится, точно-точно!

25 мая 2015

Таро в контексте нарративной практики

Когда мы рассказываем о своей аутрич-работе с помощью карт Таро, это встречает большой интерес и хороший отклик у коллег по нарративному цеху, поэтому разверну тему.

 Что меня как нарративного практика подкупает в картах Таро?

1. Готовая «колода смыслов». Это особенно важно в переходных периодах, еще важнее — при крупных переходах, когда старая система смыслов оказывается разрушена, а новая еще не сформирована. В такие периоды человек может нуждаться в готовых «кирпичиках» смыслов, из которых можно сложить себе новую идентичность.

2. Большое разнообразие метафорических рядов. Сейчас колод Таро очень много, можно выбрать тот визуальный ряд и те оттенки смыслов, которые будут созвучны именно этому человеку именно сейчас. Особенно это важно для людей с очень нестандартным мировоззрением, которым сложно найти для себя поддерживающее сообщество. Если удается найти отрисованную и изданную колоду, которая как будто проникает прямо в сердце, это уже большое не-одиночество, ведь ею пользуется множество людей, которым она тоже откликается чем-то важным.

3. Широкие возможности для формирования нарративных умений. Если можно так выразиться, уровень нарративных умений у наших клиентов бывает очень разный. Некоторые способны быть скорее пассивными участниками каких-то историй, им очень сложно рассказывать о себе, особенно — в позитивном и поддерживающем ключе. Как консультант я могу вбрасывать кусочки готовых нарративов, и они будут «цеплять» что-то важное, создавать «точки входа» в предпочитаемую историю. Возможность «составлять рассказ по картинке» (или по ряду картинок) тоже бывает хорошим подспорьем для людей, в силу состояния или образовательного уровня испытывающих трудности при рассказывании историй о себе.

4. Высокая вариабельность степени дистанцирования. Многие клиенты чувствуют себя в большей безопасности, когда между ними и консультантом лежат карты. Картам (или «в карты») можно «верить» или «не верить». Можно принимать близко к сердцу слова консультанта, а можно не принимать. Консультант и клиент могут вообще разговаривать о герое колоды, и на основе этого у клиента будут формироваться значимые умения, а уж насколько он отождествляет себя с этим героем — может оставаться в секрете даже от консультанта.

5. «Скорая помощь» для консультанта. Карты Таро помогают мне как консультанту быстро сформулировать отклик. Можно сказать, они «делают половину работы за меня». Особенно это важно при аутрич-работе, когда клиента ты видишь в первый и, возможно, последний раз, беседа бывает очень короткой, а историю человек может принести очень тяжелую. В таких случаях небольшой расклад Таро может быстро дать опоры лично мне как консультанту, чтобы быстро сориентироваться в своих эмоциях и смыслах и дать поддерживающий отклик.

Об этом и о многом другом я могу рассказывать часами, но вот сейчас мы с моим коллегой и партнером Трикстером приглашаем на презентацию нашей очно-заочной программы по изучению Таро. И если на самом курсе мы будем больше внимания уделять значениям карт, то на презентации у нас как раз будет возможность поговорить о концептуальных вещах вроде тех, о которых я тут пишу. 

20 мая 2015

К слову о нашей деятельности: agency

Есть такое понятие в философии и социологии как «agency». Буквально переводится как «агентство», но поскольку в русском языке это слово имеет совершенно иной смысл, обычно не переводится, а так и используется в английском написании. (.-:

Agency — это некоторая способность или свойство человека быть активным агентом изменений в своей жизни. В том числе, через проявление социальной активности и изменения в ближайшем окружении и в обществе в целом — смотря докуда удастся дотянуться. 

Кстати говоря, agency можно использовать и как некий сводный показатель способности менять что-то в мире. При этом, конечно, важно учитывать и возможности внешней среды, и стартовые условия самого человека — мы не знаем, сколько agency человек приложил, чтобы просто выжить в тяжелых условиях, или прикладывает каждый день, чтобы справляться со своими болячками и проблемами или выгребать против разрушительных социальных течений, которые пока не удается изменить.

В общественных науках понятие agency противопоставляется концепции детерминизма (предопределенности и обусловленности). А в биологии способность к активным изменениям окружающей среды считается ключевым отличием человека от остальных обитателей нашей планеты. Я вижу в этом важные параллели, а вы? А ограничения у этих параллелей видите? 

И еще один важный момент — agency является тем свойством, которое можно развивать. В этом контексте можно было бы назвать его не свойством, а комплексным умением. И вот здесь уже специфики гораздо больше, чем «общих слов», описывающих само это свойство/умение. На этом уровне получается, что вроде бы «в общем виде» все понятно, а на практике помимо «общих представлений» существуют конкретные навыки, представления, знания, способы реализации и т. д. И именно они представляют особый интерес, потому что переводят разговор из русла «потрындеть об этом» в русло осуществления agency на практике.

Во многом, именно развитием и осуществлением agency мы и занимаемся.

16 мая 2015

Свое дело: кусочки паззла

Люди, которые организуют свое дело, часто сталкиваются со следующими проблемами.

1. Бизнес-информация (об управлении, организации продаж и т. д.) либо «заточена» под крупный бизнес, либо является второсортной (не всегда понятно, в каком «заборостроительном» очередной гуру подцепил ту ахинею, которую он несет как великую истину).

2. Там, где все держится на одном человеке, бизнес-процессы часто оказываются неотделимы от остальных жизненных процессов. Это менее заметно в молодости (ага, «мне 300 лет, я выполз из тьмы»), когда еще есть силы на некоторую «двужильность». Но годам к 30 (у кого-то раньше, у кого-то позже), ресурс на «двужильность» заканчивается. Оказывается, работоспособность может критически падать после странных вывертов со стороны родственников, и нужно как-то вплотную заняться этим вопросом. Перебои со сном и питанием уже не проходят даром, а оборачиваются убытками и разочарованием в себе как в профессионале. В общем, впереди начинают маячить либо «серьезные изменения в консерватории», либо вылет из бизнеса.


3. Индивидуальный бизнес довольно сильно психологизирован. Все в нем имеет высокую личностную значимость и ценность. Такую работу просто так не поменяешь, так как это часто вопрос признания, жизненной миссии и идентичности. В результате мы имеем:
— Повышенную остроту переживаний при решении ряда вопросов — начиная от бухгалтерии и заканчивая дизайном вывески. 
— Повышенную психоэмоциональную нагрузку соответственно (это не тавтология, это напоминание о необходимости некоторой специальной заботы о себе, а то из словосочетания «повышенная острота переживаний» это не для всех может следовать). 
— И, если посмотреть на этот же вопрос еще под одним углом, обострение различных конфликтов: между работой и личной жизнью, между реализацией миссии и получением прибыли и т. д. Причем уровень конфликта, напомню, далеко не производственный, а вполне себе экзистенциальный, затрагивающий основополагающие жизненные смыслы и ценности.

Как решаются эти вопросы?

1. Традиции. Единицы людей в нашей стране могут опираться на традиции предпринимательства, передающиеся из поколения в поколение. Советская власть… как бы это так пополиткорректнее выразиться… не способствовала развитию бизнеса, а если отбросить политкорректность, можно сказать, что бизнес в нашей стране последовательно уничтожался в течение нескольких поколений подряд. Но кое-где традиции оставались и развивались.

Об этой теме я могу говорить разве что в расстановочных терминах, да и то очень расплывчато. Скажем так: людей, за спиной которых стоят поколения предпринимателей, обычно очень хорошо видно, и они владеют каким-то особым «дао», недоступным «простым смертным». У них можно подсмотреть и перенять элементы этого искусства, но если за вашей спиной стоят поколения ссыльных и расстрельных, вам предстоит долгий путь первопроходца, — иначе никак. Даже если вам удастся «договориться» со всеми своими ссыльными и расстрельными, чтобы они не одергивали и не останавливали вас на каждом шагу в направлении того самого занятия, из-за которого с ними случилась такая беда, учиться и накапливать опыт придется «с нуля» (вспомните также, когда именно вы начали движение от нуля, — лично у меня с того момента прошло уже более 20 лет).

Но, кстати говоря, у людей, которые сами осваивали какую-то область в сознательном возрасте, есть свои преимущества. Просто за счет того, что в этом случае задействуются более зрелые формы мышления, что может дать результат качественно более высокого уровня.

2. Обучение, самообразование. Книги, фильмы, видеозаписи лекций и выступлений в открытом доступе. Курсы, группы, семинары, тренинги. Высшее образование, а также среднее образование (кстати, есть такой лайфхак в России, надеюсь, его пока не прикрыли: на программу среднего специального образования можно поступить бесплатно, даже если у вас уже есть диплом о высшем образовании или если это не первое среднее специальное в вашей жизни). Часто самозанятым людям приходится становиться профессионалами в самых разных областях: как минимум, в той области, на которой специализируется бизнес, и в области управления.

Очень часто знания приходится собирать из самых разных областей под свою специфику. Не у всех есть на это время, силы и прочие ресурсы. Скажем, меня хватило на два высших образования (естественнонаучное-педагогическое и коммерческое) и кучу дополнительных профессиональных курсов по психологии и психотерапии. С одной стороны, мне, можно сказать, повезло. С другой — это всегда было связано с насущной потребностью добрать недостающее: познакомившись со школьной предметной педагогикой, я обнаружила, что она ужасно оторвана от жизни в современных экономических реалиях, а создав свой первый бизнес и пройдя программу экономического ВУЗа, поняла, что есть еще что-то важное неуловимое, что в моей тогдашней бизнес-деятельности высвечивалось даже ярче, чем те задачи, которые мы «официально» решали. И поскольку к тому моменту мне уже стало понятно, что я перехожу в консультирование, потому что это важнее, потому что кругозор позволяет и потому что я не могу этого НЕ делать (а тогда и деньги получать логичнее с этого, а не с дополнительной работы для того же заказчика), я стала набирать психологию, психотерапию и пр.

Это я не для того, чтобы похвастаться (хотя и для этого тоже), это я к тому, что так бывает, и это ОК.

3. Опыт работы. Хорошая штука, хотя многих людей, организующих свое дело, часто передергивает при воспоминании о своем опыте «работы на работе оплата деньгами». В общем, у многих этот опыт отображается как достаточно травматичный. Но далеко не у всех. Наработка контактов, репутации, портфолио, освоение технологий работы, заработок, наконец, — все это очень важные вещи.

Если же опыт оказался травматичным, поначалу могут быть такие «спецэффекты»: человек стремится сделать все «не так, как там». Часто терпит неудачу — если не в этом, то в том, что такая инновационная работа оказывается очень затратной, что ставит под вопрос выгодность самого организуемого бизнеса. А главное — напоминания о прошлом все равно могут быть, что может заставлять переделывать, переделывать и переделывать. И так до бесконечности.

Помогает обычно подробный «разбор полетов». Что было так, что не так, где были хорошие эпизоды, а где — несправедливость и прочий негатив. Что для вас теперь, когда у вас есть этот опыт, вам важно было бы делать по-другому, а какие умения можно и нужно использовать «как есть». Это непросто, но это благодарная работа. Лучше ее проделывать не в одиночку, а получая поддержку других: хороших друзей, коллег по цеху, а иногда и консультанта.

Ну и конечно, опыт в своем деле очень важен. Попытки и пробы, улучшения и усовершенствования, учет специфики отдельных проектов и случаев, — все это очень важно. Даже когда вы делаете то, что станет вашим основным делом, лишь урывками, это все равно важно и дает большую опору при дальнейшей работе. (Кстати говоря, даже опыт переживания неудач может быть мощным рыночным преимуществом, ведь от серьезных потрясений никто не застрахован, а вы уже умеете с ними справляться.)

4. Индивидуальные консультации. Здесь могла бы быть наша реклама, но не будет, потому что вот уж кого-кого, а консультантов на рынке — хоть отбавляй. «На любой вкус и кошелек», как любили писать на своих сайтах наши клиенты по первому бизнесу. (.-:

Если консультант этичен, он будет заботиться о ваших интересах, помогать разбираться в сложных ситуациях, а главное — не будет уводить у вас бизнес или разглашать вашу информацию. Это важные аспекты. Это важно.

Остальное во многом зависит от опыта и квалификации: консультанты бывают разные, и подбирать их нужно в соответствии с решаемыми задачами. Это, кстати, часто нетривиальная задача. Иногда я даже думаю, что нужен какой-то отдельный консультант по выбору консультанта. (.-:


Есть ли еще что-то важное, о чем я здесь не упомянула? Из чего вы собираете свой «паззл» ценных умений? Какие ресурсы привлекаете, какие области затрагиваете?

Поделитесь: интересно же, и другим может пригодиться!

4 мая 2015

«Горе от ума: туда и обратно»

Иногда в психотерапии что-то идет не так. Это не так страшно, если вы в этой терапии — психотерапевт. Тогда у вас есть профессиональное сообщество, в котором вы можете обсудить «сложный случай», да и ваша жизнь и здоровье не очень зависят от успеха терапии определенного клиента.

Все гораздо сложнее, когда клиент — вы сами. В этом случае ваша жизнь и здоровье зависят от успеха вашей же личной терапии, другого «кейса» может и не быть, а в случае неудачи вы сможете обсудить это или с ангелами на том свете (впрочем, это кому как повезет), или с соседями по палате в какой-нибудь больнице — не обязательно психиатрической, но это частый вариант, судя по тому, что пишут в интернетах.

Лично мне психотерапия дала многое. Как ни крути, это все-таки большой опыт, много практики на личном материале, глубокое изучение себя, расширение палитры подходов и методов решения различных задач. Но в то же время, в какой-то момент мне стало понятно, что состояние мое в целом хуже, чем бывало до этого, и если так будет продолжаться дальше, я, конечно, буду очень «целостной и здоровой личностью», но где-нибудь в психоневрологическом интернате.


Кстати сказать, до определенного момента меня это беспокоило не так сильно. Я успокаивала себя тем, что я получаю профессиональную помощь и что пусть мне сейчас плохо — это процесс такой, он протекает под контролем специалиста, и «на выходе» меня ждет что-то хорошее. Но по мере приближения этого «выхода» становилось все отчетливее понятно, что «хорошего» не будет и что те изменения, которые я считала временными, необходимыми для процесса терапии и ведущими в конечном счете к исцелению, так и останутся со мной и определят мою дальнейшую жизнь — причем, отнюдь не в позитивном ключе.

Меня такая перспектива не устраивала, к тому же, если уж меня «списали со счетов» (а в речи терапевта все чаще стали мелькать упоминания «трудных случаев», «психотиков», «пограничников» и пр.), я могу хотя бы попробовать за себя побороться. Псих я или не псих, в конце-то концов?

Думаю, к этому моменту повествования читатели уже убедились, что я, несомненно, псих. Тогда продолжу, а то вдруг тут есть еще такие, кто не хочет расставаться с качеством жизни, несмотря на все усилия специалистов. (.-:

Итак, что помогло мне выбраться и снова почувствовать себя человеком.

1. Дополнительные консультанты.
Помните притчу о слепых мудрецах и слоне? Так вот, консультанты не идеальны. Но если взять нескольких консультантов, каждый из которых расскажет, что он тут наблюдает, можно составить картинку целого «слона». 

2. Книги по специальности.
Работаем с травмой? Отлично! В книгах можно найти методики и принципиальную технологию работы. Из нескольких книг вычисляются существенные общие представления, остальное можно отнести к различиям разных подходов. Да, в одной книге будет написано, как дергать слона за хобот, а в другой — как накручивать ему хвост (и как непродуктивно дергать его за хобот), но если сопоставить это с личным опытом — может получиться что-то хорошее.

3. Знания из смежных областей.
В некоторых областях знаний до сих пор царит нечеловеческий трэш и «мыши самозарождаются в нестиранном белье» (с этой точкой зрения в свое время конфликтовал Луи Пастер). Но есть и другие области знаний, в которых можно найти более научные описания и объяснения тех или иных феноменов. Иногда эти феномены оказываются не в фокусе определенной области научных знаний, но так или иначе упоминаются. Повторяем квест «слепые мудрецы и слон»: где-то описана нога, где-то — хобот, а где-то явно те же уши торчат.

4. Изучение кейсов.
Если существует бизнес по решению проблем определенного рода, то наверняка он живет за счет ненулевого количества клиентов. И тогда можно посмотреть, как у них идут дела, что с ними происходит и какие существенные факторы могут присутствовать в тех или иных ситуациях. Некоторое количество кейсов описано в спец. литературе, но авторы подбирают их по своим принципам, выстраивая причинно-следственные связи определенным образом. В социологических исследованиях это называется «вторичные данные». Но сейчас есть интернет, где можно собрать достаточное количество первичных данных, по которым можно провести собственный анализ ситуации. Кроме того, некоторое количество информации можно собрать по друзьям в процессе неформального общения — статистически это будет не так много людей, но зато можно узнать такое, о чем в интернет-дневнике человек не напишет.

5. Ресурс.
Сон, еда, витамины, мало-мальски приемлемые условия для осуществления аналитической работы, физическая активность, полноценный отдых. Мне просто повезло, что у меня была возможность себе это обеспечить, но вторая часть секрета заключается в том, что я ставила перед собой задачу обеспечить себе именно это, а не что-нибудь другое за те же деньги.

6. Художественные фильмы и книги.
Что было сначала? А что потом? Как выяснялись новые подробности, и что это меняло? Как герои воспринимали ситуацию? Как они справлялись с препятствиями? Как проживали неудачи? Как праздновали победы? Научная литература дает свои ответы, художественная — свои, а для жизни нужно и то и другое, «одно вдоль, другое поперек». Писатели, сценаристы, режиссеры, операторы, актеры тоже «не лыком шиты», просто художественный взгляд на мир — он немного другой, и в искусстве есть свои наборы стратегий, которые не хуже научных и структурных, — просто они другие и в ряде ситуаций «срабатывают» лучше.

7. Целенаправленная деятельность.
Что у меня сейчас получается? Что пока не получается? А чего мне не хватает, чтобы получилось? А что мне мешает и откуда оно тут такое взялось? А нельзя ли «положить это обратно, чтобы не мешало»? Так, а почему это у меня на практике получается делать то, что «в теории» у меня никак не могло получиться?

8. Допущение возможности ошибки.
Может оказаться, что вся стройная, развесистая и кустистая теория базировалась на ложном постулате. Причем, стройность теории от этого никуда не девается. Но не может ли быть такого, что «кто-то ошибся — ты или я» ((с) Андрей Макаревич)? 

Ну и конечно, у меня были такие мощные опоры как два высших образования: педагогическое (специальность — биология и химия) и экономическое (маркетолог). То есть у меня были знания о функционировании живых (включая человека, в частности, в процессе развития), неживых (например, химических) и социально-экономических систем, а также инструментарий для проведения соответствующих исследований и анализа данных. Эти навыки не в каждом ВУЗе можно получить, а мне довелось закончить два из них, получив в общей сложности четыре специальности.

Я понимаю, что такие опоры не у каждого есть, — ну так эй, ребята, я консультирую, ко мне можно! И кроме того, у вас есть свои опоры, ресурсы и образование (не всегда формальное), так что совсем не обязательно пользоваться моей головой — можно и своей. (.-:

Напоследок я хочу рассказать о замеченных мной системных ошибках, возникающих в процессе терапии. Напомню, я анализировала не только свой случай, да и в моем случае терапевты, а также используемые ими методы и подходы менялись, но ошибки проявлялись все равно:

— Невозможность оценки компетенций более высокого уровня, чем собственные (см. принципы кибернетики), в результате чего решаются задачи более низкого порядка, чем ставятся (или наоборот).
— Трудность оценки _отсутствия_ у одного собеседника развитых связей между предметными областями при высоком владении материалом у второй стороны (кому что очевидно, проще говоря, — и так на пару километров вглубь).
— Срабатывание психзащит при _каждом_ серьезном расхождении в картинах мира и опыте собеседников (то есть для нейтрализации этого феномена недостаточно проговорить нечто один-два раза, нужно систематическое обучение).


Надеюсь, моя статья даст кому-то дополнительные опоры для осмысления того, что происходит в его личной психотерапии и/или работе с клиентами, и изменений к лучшему. Буду рада откликам и комментариям.

28 апреля 2015

Психическая травма и дискриминация

В психотерапии и клинической психологии есть ряд критериев, с помощью которых опытный специалист способен определить наличие травматического опыта, а также то, на каком этапе находится процесс его переработки и интеграции.

В то же время, в бытовой жизни термин «травма» используется к месту и не к месту (особенно нежно любимый мной пример применения термина — это, конечно, семейные скандалы: «Это ты так говоришь, потому что тебя в детстве из коляски уронили!» — «Это ты так считаешь, потому что тебя в детстве в угол ставили!»). 

Очень часто этот термин используется для дискриминации, подавления, исключения из нормальной жизни людей, переживших экстраординарный опыт, — не важно, справились они с ним или нет.

Притеснение, в отличие от психотравмы, не живет в нервной системе и не имеет с ней ничего общего. Оно также не располагается где-то в прошлом, где было травмирующее событие. Оно располагается в социальном контексте и может стать источником новой травмы поверх уже имеющейся, но совсем не обязательно становится.

Дискриминация людей, переживших травмирующий опыт, заставляет их молчать. Как о самом опыте, так и о своих талантах и умениях, позволивших пройти через сложную ситуацию и жить дальше.

«Не все способы совладания с травмой одинаково полезны», это так. Но важно еще все-таки учитывать контекст, с которым приходится иметь дело человеку в этой ситуации. Иногда «более лучшее» решение попросту недоступно по тем или иным причинам, хотя люди, не имеющие сходного опыта, могут иметь массу фантазий на эту тему. А иногда «более лучшее» решение попросту неэффективно, хотя в фантазиях «не плававших» все может быть совсем по-другому.

Как же все-таки преодолеть «занавес молчания» и начать говорить о важном для себя и, вероятно, для других?

Честно говоря, готового ответа у меня нет, но есть некоторое количество вариантов, которые можно попробовать.

— Доверенный человек, с которым можно разговаривать о том, о чем с другими говорить не получается. Это может быть друг, родственник или помогающий специалист (в последнем случае можно получить как минимум конфиденциальность за свои деньги).

— «Дорогой дневник», бумажный или в виде файла на компьютере. Диктофон, фотоаппарат. Желательно заранее позаботиться о конфиденциальности и сохранности данных, потому что сначала, когда только начинаешь разворачивать какую-то тему, пусть даже «для себя» и на бумаге, все очень трепетно, и очень не нужно, чтобы кто-нибудь влезал.

— Семинары, тренинги, группы по теме и около. С одной стороны, на таких мероприятиях часто тоже существует правило конфиденциальности, с другой — это уже сообщество людей, часто не понаслышке знакомых с определенным контекстом.

— Блоги, форумы, сообщества на базе социальных сетей. Эта возможность высказаться не так безопасна, но она существует. Она хороша, когда вы уже достаточно хорошо и уверенно чувствуете себя в какой-либо теме, готовы дать отпор оппонентам, аргументировать свою точку зрения, прислушиваться к другим, обмениваться опытом, а также отличать и игнорировать троллей.

— А еще есть мудрые книги и хорошие статьи, которые «говорят за нас».

У меня есть опыт преодоления занавеса молчания вокруг такой проблемы как замершая беременность. Это одна из тех проблем, о которых принято не говорить. Люди переживают серьезную потерю — и остаются с этой потерей один на один. Когда такое случилось со мной, я стала писать об этом в своем блоге. И многие женщины откликнулись и написали, что у них тоже такое было и как тяжело им было это переживать. Так мне удалось почувствовать, что я не одна в этом. И сейчас, когда женщины говорят где-то в соцсетях об опыте потери ребенка, я стараюсь откликаться, потому что знаю, как это бывает важно.

А есть ли у вас опыт, когда вам удалось привлечь внимание других людей к какой-то социальной проблеме, кому-то помочь и/или самим получить помощь?